Генический некрополь. Часть вторая

загрузка...

Автор материала и фото Ирина Здоровцова

Вторая часть фотографий кладбища должна была быть посвящена захоронениям советского периода, но открою я ее памятником на братской могиле воинов, погибших в Крымскую войну.

Когда в 2018 году мы первый раз пришли с В.М.Пихулей  на кладбище, это невзрачное, немного странное надгробие он мне показал одним из первых, заметив, что по некоторым сведениям, на этом месте похоронены солдаты, погибшие в военную кампанию 1855-56 годов. Виталий Михайлович тогда откровенно сказал, что лично у него этот памятник вызывает сомнения, так как на сохранившейся дореволюционной фотографии обелиск «Героям Крымской войны» и тот, который перед нами имеют существенные отличия. Ввиду того, что определенности не было, памятник был помечен знаком вопроса и фото отложено до выяснения.

Буквально несколько недель назад в РГИА попалось несколько неизвестных фотографий генического фотографа Соскина, на одной из которых удалось получше рассмотреть этот обелиск. Вопросов стало еще больше, так как местность напоминала кладбище, а вот памятник концептуально похож, но, тем не менее, сразу заметно, что это не он. После того, как я разместила на своей странице в ФБ первую часть фотографий старого некрополя, мне написала Ольга Владимировна Бондаренко. Именно благодаря ей удалось, я надеюсь, восстановить цепочку событий и поставить точку в этом вопросе. Итак, история.

Цитата из архивного документа: «Местечко Усть-Азовское или Геническ во время окончившейся войны было пунктом перехода части войск и складом военных припасов для армий, действовавших в Крыму…в течение прошлого лета (1856 г.) подвергалось неоднократным бомбардированиям неприятельскими пароходами…Исправляющий должность начальника Таврической губернии ныне отозвался, что местечко Усть-Азовское во время неоднократных бомбардирований совершенно разрушено…»

Принимая во внимание потери, понесенные жителями Таврической губернии в целом и Усть-Азовску в частности, Александр II даровал жителям льготы, которые в дальнейшем позволили развиваться маленькому приазовскому местечку.
Благодарные геничане, в свою очередь, установили на месте братской могилы умерших от эпидемии тифа и других болезней ратников и армейских чинов Генического отряда памятник.

Генический отряд войск был создан из разных соединений в 1855 году для противодействия попыткам противника проникнуть через Арабатскую стрелку к Чонгарскому мосту.

Как писал в своих воспоминаниях о Геническе военный медик Г.Я.Ульрихсон, командовавший сводным лазаретом Генического отряда: «Это был своего рода Севастополь, с той только разницей, что там умирали среди шума, грома и огня, от ран и увечий, а здесь тихо, без малейшего стона, без ропота и даже напутствий пастыря. Там каждый раненый и контуженый был на виду у начальства и каждый павший герой отмечен на страница славной Севастопольской обороны, а здесь никто их, кроме товарищей и фельдфебелей, не знал, никто не вспомнил; и только списки умерших, хранящиеся в архивах, свидетельствуют об их бывшем действительном существовании.

Но настанет время – и благодарное Отечество… вспомнит когда-нибудь и об этих тихих и безмолвных героях и почтит их память на том самом берегу Гнилого моря, где они сотнями гибли от болезней, принося себя в жертву Отечеству» (по материалам С.Павловой).

Отечество оказалось не очень благодарным. О несчастных жертвах тихой войны быстро забыли. Единственной данью их памяти стал скромный обелиск от жителей Геническа.

Стоит заметить, что помимо нижних чинов, в Геническе были похоронены два известных офицера: умерший от тифозной горячки герой Балаклавского сражения командир сводного отряда улан полковник Еропкин Василий Иванович, судьбой которого и местом захоронения интересуются многие историки, а также полковник Сорокин М.Я.

Около 70 лет скромный памятник героям Крымской войны стоял на пустыре за зданием Генического РОВД. Через какое-то время после прихода советской власти он, как и Успенский собор, был разрушен строителями новой жизни. Останки солдат перенесли на кладбище, где кто-то из геничан попытался воссоздать некое маленькое подобие былого надгробия. В эту же могилу, по всей видимости, перенесли п поруганные останки полковника Еропкина, первоначально погребенного у стен бывшей Генической управы (сейчас здание Прокуратуры).

Что хочется сказать в заключение? Стыдно. Я не знаю, много ли найдется городов, где настолько не любят свою историю, не уважают память предков, не ценят исторические памятники. В мусоре и траве, полуразрушенный, жалкий памятник героям Крымской войны – это наш позор.

Перейдем теперь  к истории кладбища советского периода. Новая эпоха рождала новых героев. Одними из первых стали жертвы Гражданской войны, борцы за установление советской власти Ефрем Сапега и братья Константин и Петр Коваленко (на фото), погибшие от рук белогвардейцев.

Судя по всему, Эдуард Коваленко не очень частый гость на могиле предков, о которых он так часто упоминает в своих пламенных речах.

Могила Героя Советского Союза Василия Михайловича Курасова, имя которого носит одна из улиц Геническа.

Был в роду Курасовых еще один герой, заслуженная Звезда которого так, к сожалению, и не нашла.

Курасов Александр Иванович родился в 1909 году в Геническе в семье рабочего. До войны жил с матерью Татьяной Никифоровной и женой Ольге Поликарповной по ул. Карла Либкнехта, 93. Работал мотористом-механиком. 

10 марта 1943 года экипаж морского ближнего разведчика МБР-2, 18 отдельной морской авиационной эскадрильи, 119 морского разведывательного авиационного полка ВВС Черноморского флота в составе: штурмана Курасова Александра Ивановича, лётчика Пичугина Михаила Андреевича, стрелка-радиста Неизвестного Артура Соломоновича, вылетев с аэродрома Геленджик, ночью подошли со стороны Азовского моря к аэродрому Багерово (Керчь). Немцы открыли огонь по морю, приняв их за торпедный катер.

На первом заходе советский самолет сбросил морскую торпеду на стоянку самолётов. Взрыв был настолько мощным, что даже самим летчикам с трудом удалось сохранить управление самолётом. Оправившись после удара, немцы взяли самолёт в перекрестье прожекторов и подняли двухмоторный ME-110 с ночной навигацией. Через 10-15 минут воздушного боя ME-110 из пушек поразил МБР-2.

Падение самолёта происходило на Арабатской стрелке возле посёлка Ленино. Лётчик погиб от прямого попадания снаряда. Курасов и Неизвестный выпрыгнули с парашютами. Однако Неизвестный погиб во льдах моря, а штурман экипажа капитан Курасов в течение 3 суток по льду выбирался на берег. Его раненного и обмороженного выхаживала жительница ближайшего села, которую за это расстреляли немцы, а Курасова взяли в плен и 19 марта 1943 года отправили в лагерь для военнопленных в шталаг Люфтваффе 2.

Далее был плен, освобождение, сталинские лагеря и снова служба начальником аэродром-службы Черноморского флота. По словам начальника штаба полка, в статье газеты “Слава Севастополя” за август 1962-63 гг., весь экипаж был представлен к званию Героя СССР. Однако Звезду Героя Курасов так и не получил, а за боевые заслуги был дважды награждён Орденом Красной Звезды.

Петровский Василий Иванович. Еще один бывший герой ушедшей советской эпохи.

Капитан Муратов Кронид Александрович родился в башкирском селе Назаровское. Жил, работал и умер в Геническе.

Дважды кавалер Ордена Красной Звезды и кавалер Ордена Красного Знамени майор Слива Данил Петрович. Фото нашла в траве…

Памятник из моего детства. Бабушкин брат Слива Василий Ефимович. Командир взвода младший лейтенант Слива вернулся в родной Геническ  инвалидом и кавалером Ордена Красной Звезды, дважды кавалером Ордена Александра Невского.

Кузнечная мастерская Ивана Ивановича Будзинского стояла в глубине двора слева на спуске у перекрестка улиц Пушкина и Вокзальной (Володарского).

Перлоренцев Август Антонович (Перлоренцо Августо).

Здание, где уже долгие годы находится РОВД, до революции занимала крупная иностранная контора «Мефинити-Перлоренцо», которая торговала зерном. Ее учредителями были купцы греческого происхождения Николас Мефинити и Антон Михайлович Перлоренцо.

Перлоренцо последние годы перед революцией в основном жил в Геническе. Вмечте с женой Франческой он вырастил 8 детей: Нину, Марию, Анну, Елену, Августо, Михаила, Дмитрия и Владимира. Жизнь разбросала их по разным уголкам мира. Клеймо принадлежности к греческой нации, а также буржуазному классу, преследовало детей Антона Михайловича вплоть до войны.

Братья Августо и Михаил в конце 30-х годов были  арестованы по обвинению в принадлежность к греческой контрреволюционной организации, что послужило для Михаила толчком к эмиграции в Южную Америку. Августо остался в Геническе, где до сих пор живут его потомки.

Надгробие прославленного генического кулинара и кондитера Ивана Степановича Еременко.

Простой, но интересный и очень «генический» памятник в виде паруса. Это надгробие родителей профессора, ректора Крымского мединститута Зяблова Владимира Ильича, дяди Пихули В.М.

Безымянное (табличка с именем отсутствует) надгробие с бюстом, высеченным из камня. Надпись на уцелевшей эпитафии гласит «от любящих детей внуков». Те и другие уже очень давно не были на этой могиле.

Никишичева Мария Харитоновна. Памятник с литым бюстом. Непонятно случайно или преднамеренно кто-то залил его краской.

Был в Геническе и свой гетман. Скоропадский Петр Степанович. Представитель  известного казацко-старшинского рода.

Памятник в стиле советского модернизма. Родным хотелось, чтобы он был виден из любого уголка кладбища. Памятник действительно приметный, а вот имя героя под звездой съела ржавчина.

Еще один интересный пример кладбищенской архитектуры. По замыслу автора, надгробие, по всей видимости, должно было донести до нас, что  покойный был выдающимся спортсменом.

Могила  в южной й стороне кладбища, в которой покоится отец известного и уважаемого в Геническе врача, ныне тоже покойного, Струмпэ Геннадия Антоновича.

Закончить эту виртуальную экскурсию по Геническому некрополю хочу таким вот жизнеутверждающим, символизирующим торжество жизни над смертью памятником, созданным в соавторстве человека и природы. Памятник на могиле Штукатура Георгия Александровича.

Надгробие в виде ствола дерева с обрубленной вершиной и усечёнными ветвями с давних пор символизирует прерванный род. Но природа дает нам понять, что даже в самых сложных условиях жизнь все равно побеждает, продолжается в других людях, в другой форме.

Читать по теме:

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Поділитися новиною
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Залишити відповідь

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: