На Арабатской стрелке реставрировали ДОТ времен Второй мировой войны (фото)

15:35:17

 К 9 Мая в селе Генгорка на Арабатской стрелке на месте оборонительной линии возле мемориального комплекса “Пушка” по инициативе председателя Счастливцеского сельсовета Виктора Плохушко реставрировали ДОТ времен Второй мировой войны.

Восстановительные работы группа активистов во главе с Виктором Плохушко начала еще 2 мая и завершила практически в канун Дню Победы.


Читайте по теме: На Арабатской стрелке активисты очищают ДОТ времен Второй мировой войны (фото)


ДОТ был очищен от земли, а проход к нему обшили деревянными досками. Наверху установили поручни для смотровой площадки и облагородили территорию.

 Теперь памятное место стало доступным для туристов, которые уже сейчас его активно посещают.

В реставрации ДОТА принимали участие активисты из Геническа, Счастливцево и Генгорки которые откликнулись на призыв председателя Счастливцевского сельсовета: Роман Дюкарь (тренер по дзюдо, геничанин), Владислав Коваль (предприниматель), геничанин Андрей Клочко, Николай Кобец из Генгорки, Насыров Ирандек, Сергей Ярмолка (плотник) и Игорь Щичко из Счастливцево.

 Также отметим, что  наведен практически идеальный порядок на территории мемориала “Пушка”. Как сообщил “Новому Визиту” Виктор Плохушко, в этом году за деньги сельского совета, впервые здесь порядок наводил частный предприниматель, а не коммунальное предприятие.

Результат, как говорится, на лицо.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Поділитися новиною
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
загрузка...

25 thoughts on “На Арабатской стрелке реставрировали ДОТ времен Второй мировой войны (фото)

  • 9 Травня 2017 о 18:54
    Permalink

    Я так понимаю это из серии: а кто там помнит…. Одни фото немецких солдат, вместо красноармейцев выставляют…. Другие НЕМЕЦКИЕ ДОТы к Дню победы реставрируют…

    • 9 Травня 2017 о 19:55
      Permalink

      Pasha73, тобто ви натякаєте, що ДОТ цей НІМЕЦЬКИЙ та побудований він був для того, щоб вбивати червоноармійців??? 

    • 9 Травня 2017 о 20:35
      Permalink

      А че уточнять???? Я это еще со ШКОЛЫ помню… Мы их все и на Арабатке и на Чонгаре облазили…. Это немецкие Доты… И именно они держали оборону с осени 43-го по весну 44-го… Когда бы Красная армия их бы строила???

      • 9 Травня 2017 о 20:59
        Permalink

        Тобто керівництво Щасливцівської сільради спонукало людей почистити та реставрувати ДОТ, користуючись яким фашисти у Другій світовий війні вбивали наших дідів та прадідів? Якийсь такий незвичайний знак пошани до Дня перемоги над нацизмом……

        • 9 Травня 2017 о 21:48
          Permalink

          То, что его реставрировали, это ХОРОШО… Для туристов и т.д. Но ведь подано все к 9 мая… Я так понимаю, то что ДОТ немецкий, для многих новость… Раз сельсовет этим уже занялся, то пусть теперь установит там табличку: ДОТ НЕМЕЦКИЙ…. А то, через пару лет нам будут рассказывать, как из этого ДОТА громили фашистов…

  • 9 Травня 2017 о 21:13
    Permalink

    Цей ДОТ власність громадян Счасливцівської  сілскої ради. Залізний міст власність міста Генічеська. До речі автомобіль який тобі Паша належить теж з батьківщини Мусаліні…   Натяк для роздумів.

    • 9 Травня 2017 о 21:40
      Permalink

      Не угадали))) Мое авто не с родины МуССОлини))))) Да и речь шла не о праве собственности, а о действиях приуроченных к определенной дате…. Это ХОРОШО, что отреставрировали этот ДОТ… НО… Не к 9 мая… И не образовывая ОДИН комплекс вместе с пушкой… Мухи отдельно, котлеты отдельно…

  • 9 Травня 2017 о 22:00
    Permalink

    Примечательно то, что среди критикующих именно те люди, которые никогда не пойдут добровольно и бескорыстно участвовать в какой-либо акции. Не знаю, чей это ДОТ, в любом случае его реставрация – дело нужное. А вот историки пусть скажут своё слово и на достоверной информации будут проводиться экскурсии, так что молодцы те, кто провёл большую работу и навёл порядок. Кстати, даже музеи в страшных концлагерях служат сохранению памяти с целью не допустить вновь тех ужасов. Так что , думаю, как этой памятью распорядиться. Плохушко – респект, наводит порядок и заботится о сохранении памяти. В это же время марионетка Тулупов играет в спектакле российских режиссёров. Позор не только ему, но и власти и службам, кто не противодействует втягиванию Геническа в сети росспропаганды.

  • 9 Травня 2017 о 22:20
    Permalink

    Действительно, интересный вопрос – чей же это ДОТ. Есть же в Геническе работники музея, историки, данные архивов – надеемся в ближайшее время получить точную информацию . Считаю некоторые комменты некорректными,Счастливцевский совет очень много добрых дел делает, конечно, проще укусить, чем поддержать  или самим что-то сделать. Хотя вот и Тулупов отличился и ладно бы по своей инициативе, а то ведь по указке “оттуда”.А ДОТ – техническое сооружение, осмотреть которое теперь есть все условия и спасибо за это Виктору Плохушко, как инициатору и его сподвижникам.Хотя проще ничего не делать.

  • 9 Травня 2017 о 23:27
    Permalink

    Как много интересного о себе узнал))) Как же тяжело признавать свои косяки))) Я, как любой человек, могу ошибаться… Учитель в школе предоставил недостоверную информацию и т.д. НО… Объективные данные говорят о другом…  ВСЕГДА эти ДОТы были в заброшенном состоянии…. А при возведении Комплекса Пушка, о таком важном обьекте в обороне случайно забыли? Да случайно присыпали землей, что бы меньше видно было??? Да и Симонов наверное на память страдал… О корабельных орудиях вспомнил, а о ДОТе забыл))) Вообще то интересно, а если бы Симонов не описал эти события, был бы ли вообще в этом месте мемориал????

  • 9 Травня 2017 о 23:34
    Permalink

    Осенью 1941 г. на Арабатской стрелке шли тяжелые бои. В те дни здесь побывал писатель Константин Симонов — тогда специальный корреспондент газеты «Красная звезда». Симонов приехал на Стрелку вместе с А. С. Николаевым, корпусным комиссаром, членом Военного совета 51-й армии. В своем дневнике писатель до подробностей вспоминает день, проведенный на Стрелке. С Крымского полуострова К. М. Симонов и А. С. Николаев переправились на моторной лодке на полуостров Семеновский кут. Вот как описывает К. Симонов тогдашнюю Арабатку: «Панорама такая: прямо впереди, на горке, расположен Геническ; он спускается к морю террасами. Дальше, ближе к нам, метров двести воды, через которую был мост, по тогдашним нашим предположениям взорванный, а на самом деле только подорванный и опустившийся под воду. Еще ближе к нам шесть километров песчаной косы, вся она гораздо ниже Геническа, так что ближайшие к Геническу три километра ее целиком просматриваются оттуда сверху, почти как с птичьего полета. Примерно в трех километрах от пролива на нашей стороне десяток домов, бывший пионерский лагерь, и от него к нам в тыл идет насыпь узкоколейки. Прямо у этой насыпи в пяти километрах от пролива стоят четыре дальнобойных морских орудия на тумбах…
    Я пишу в дневнике о морской батарее, которая спасла положение и остановила немцев на Арабатской стрелке в ночь с 16 на 17 сентября. Теперь я установил по документам, что этой 127-й морской батареей командовал тогда лейтенант Василий Назарович Ковшов, шахтер, потом краснофлотец, командир, к началу войны артиллерийский офицер. Впоследствии, в ноябре 1942 года, он, судя по документам, пропал без вести».
    Бои на Арабатской стрелке надолго остались в памяти писателя. Через пятнадцать лет после событий осени 1941 г. К. М. Симонов написал маленькую повесть «Пантелеев», в которой есть «и Арабатская стрелка, и погибшая рота, и не успевшая переобмундироваться девушка в выцветшем платье и косынке, возившая под огнем минометы, прицепив их к своей пробитой осколками полуторке». Девушку, о которой идет речь в этом отрывке, звали Пашей Анощенко, она на своей полуторке возила Симонова и Николаева по Арабатской стрелке; о ней писатель напечатал очерк в «Красной звезде» — «Девушка с соляного промысла». Повесть «Пантелеев» помогла Симонову разыскать ее через много лет после войны.
    И еще одно произведение Константина Симонова создано под прямым впечатлением от тех осенних дней 1941 г. «Написать этот… рассказ, — говорит он там же, в своем дневнике, — помогли воспоминания об Арабатской стрелке, нахлынувшие после разговора с Ортенбергом (Д. И. Ортенберг был редактором «Красной звезды», — Ю. Ш.)
    Вспомнив Николаева и самое твердое и непоколебимое из всех его убеждений, что храбрых убивают реже, чем трусов, я расположил некоторые подробности этого памятного для меня дня так, как мне показалось удобнее, и через два дня положил на стол редактору свой первый рассказ, который назывался «Третий адъютант».
    Во время победного наступления наших войск в конце 1943 г., зимой и весной 1944 г. на Арабатке тоже гремели бои, хотя по масштабности они, конечно, уступали сражениям на Перекопе и Керченском полуострове.
    Лежит в Азовском море, к северо-востоку от Стрелки, заповедный остров Бирючий. Чтобы проехать туда, нужно соответствующее разрешение, ну и, разумеется, средство доставки — моторная лодка, яхта. А старожилы еще помнят время, когда такой переезд был связан со смертельной опасностью.
    …1944 год. Прошло уже пять месяцев с того дня, как войска 263-й стрелковой дивизии 51-й армии освободили Геническ. Но все эти месяцы город живет тревожной прифронтовой жизнью. Рядом, за проливом, укрепились на Арабатке гитлеровские войска. Вместе с суровыми зимними ветрами обрушиваются на город снаряды и бомбы. Население окрестных сел и города помогает нашим воинам всем, чем может. В апреле 1944 г. рыбаки Геническа на двенадцати баркасах переправили в тыл врага, на Арабатскую стрелку, десант советских воинов с острова Бирючьего. В ходе упорных боев фашистская оборона была прорвана, но много десантников при этом погибло. После войны в их честь на острове Бирючьем труженики рыбколхоза «Волна революции» установили памятник.
    В те же апрельские дни 1944 г. произошел еще один героический эпизод битвы за Крым. В южной части Стрелки был высажен советский парашютный десант. Несмотря на малочисленность, десантники храбро сражались, препятствуя отходу керченской группировки немецко-фашистских войск на Севастополь.
    Подъезжая к Арабатской крепости, слева от дороги, в некотором удалении от нее, вы увидите за оградой памятник — незатейливую пирамиду со звездой. Вокруг маленький палисадничек, ограда. На памятнике надпись: «Вечная слава героям, павшим за освобождение Крыма». У его подножия — цветы. Кто-то приносит их сюда в эту отдаленную местность…

  • 10 Травня 2017 о 02:03
    Permalink

    Маленький кусочек из книги Симонова: “У позиции морских артиллеристов мы на несколько минут задержались. Политрук батареи доложил Николаеву — это, кстати сказать, был первый человек за утро, четко и ясно доложивший обстановку, — что вчера вечером, когда стемнело, впереди раздалась беспорядочная ружейная, пулеметная и автоматная стрельба сначала в одном месте, потом в другом, потом часа через два стрельба затихла. Куда ему бить из орудий, он не знал. Еще два часа спустя, когда уже чуть-чуть рассвело, он увидел, что немцы вошли в пионерский лагерь, заняли его и движутся дальше, к его батарее. Видя, что впереди нет никакого пехотного прикрытия, он отдал распоряжение о подготовке к взрыву орудий, а сам открыл огонь прямой наводкой. Было еще полутемно, результаты было видно плохо, орудия продолжали бить, часть прислуги залегла с винтовками в руках впереди орудий. Когда рассвело, выяснилось, что немцев в поле видимости батареи нет. Очевидно, они отступили.”
    ДОТ говорите????
    Вот ссылка:  http://militera.lib.ru/db/simonov_km/1_14.html

    • 11 Травня 2018 о 10:19
      Permalink

      Оттуда же:  
      Я пишу в дневнике о морской батарее, которая спасла положение и остановила немцев на Арабатской Стрелке в ночь с 16 на 17 сентября.
      Теперь я установил по документам, что этой 127-й морской батареей командовал тогда лейтенант Василий Назарович Ковшов, шахтер, потом краснофлотец, командир, к началу войны артиллерийский офицер. Впоследствии, в ноябре 1942 года, он, судя по документам, пропал без вести.
      Из донесений о действиях батареи за 16 сентября видно, что минометным огнем немцев на ней было ранено одиннадцать краснофлотцев. В рапорте, написанном «во исполнение личного приказания члена Военного совета 51-й армии корпусного комиссара товарища Николаева» «о награждении отличившихся в этом бою артиллеристов», упоминается и фамилия комиссара батареи Н. И. Вейцмана, того самого политрука, который первым в тот день ясно и четко доложил Николаеву обстановку.
      Дважды раненный и награжденный орденом боевого Красного Знамени за бои в Севастополе, Н. И. Вейцман довоевал войну до конца и сейчас работает директором одного из заводов в Приволжье. И я рад был увидеть его живого и здорового через тридцать четыре года после событий на Арабатской Стрелке.

  • 10 Травня 2017 о 05:53
    Permalink

    То что эти ДОТы немецкие, их несколько штук сохранилось ещё вдоль трассы от Черниговки до Симфа ,нам тоже в своё время на уроках истории рассказывали ,но я хотел бы отметить другое: это качество изготовления ,сколько десятилетий прошло, а они ещё вполне пригодны для использования по назначению, только развернуть надо в сторону оккупантов, но у нас видать и техники такой не найдётся, чтобы такое сделать, и когда сравниваешь ЗТИ ДОТы с НАШИМИ  современными, около ментовского поста в Н.-Алексеевке и чуть дальше, понимаешь, насколько мы далеко по всем параметрам отстали от побеждённых и насколько крепко загрузли в грёбаном совке. А Плохушко, что не говорите, поступает правильно.

  • 10 Травня 2017 о 07:03
    Permalink

    Построен из железобетона в августе 1941 г под командованием инженера-майора Геловани как и артиллерийские дворики батареи. Их было сооружено три; через 500 и 1000 метров на запад. Доты двухамбразурные на два пулемета ДШК. Боевой расчет каждого восемь бойцов. Западные доты были разрушены штурмовыми орудиями Stug-III из состава ЛАГ. Восточный же ДОТ использовался немцами и в обороне Арабатской Стрелки при обороне Крыма с ноября 1943 по апрель 1944 года.

  • 10 Травня 2017 о 07:06
    Permalink

    Артиллерийское морское орудие береговой артиллерии Б24–МБ 120-го Чонгарского артд-ивизиона БО в оперативном под-чинении 51-й армии. Калибр 100 мм, одно из четырех установленное на месте 127 артбатареи ЧФ в сентябре-октябре 1941г оборонявшей Арабатскую Стрелку от немецких захватчиков. Батарея, самая восточная, одна из семи стационарных, располагавшихся по южному берегу Сиваша от Геническа до Перекопа. Командиром батареи был назначен артиллерийский офицер ст. лейтенант Ковшов Василий Назарович. Действия ее были настолько ощутимы для немцев, что для борьбы с ней, по требованию командующего 11-й армией Вермахта Эриха фон Манштейна, наступавшего на Крым, привлекались специальные силы (!): моторизованная бригада СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» (ЛАГ) и отряд особого назначения из состава «Бранденбург-800» «Тамара-2». Именно на этой горке осенью 1941г под командованием майора инженерной службы Арчила Геловани, устанавливались тяжелые 100-мм орудия, снятые с кораблей Черноморского флота. Сейчас одно из таких орудий застыло на бетонном постаменте. Возле него стела с барельефами и надписью: «На этом рубеже в сентябре 1941г моряки-артиллеристы 127-й батареи Черноморского флота остановили фашистских захватчиков, рвавшихся в Крым». На другой стеле высечены слова: «Погибшим героям, героям живым – памятник наш и любовь на века». Рядом якорь, как символ несгибаемости моряков-черноморцев.

  • 10 Травня 2017 о 08:53
    Permalink

    Благодаря проведённой реставрации и внимательности комментаторов сколько же много интересного довелось узнать. И, думаю, точка ещё не поставлена.

  • 14 Травня 2017 о 13:18
    Permalink

    9 Мая День Победы и День Поражения, так что если ДОТ немецкий будем считать, что ко Дню Поражения его очистили……

  • 11 Травня 2018 о 10:07
    Permalink

    Как и обещал…. Некоторые, я думаю, это уже видели, но для многих я думаю это будет интересно… ПОКУДА без моих комментариев… Интересно услышать мнение других об описанных событиях…
     
    29 вересня 1982 р.м. МоскваФ.П-3562, оп. 3, спр. 44, арк. 2-33.
    Зі спогадів Н. І. ВЕЙЦМАНА
    Вейцман Наум Ісакович, полковник, колишній комісар 127-ї артилерійської батареї Чорноморського флоту
    Несколько слов о формировании и строительстве 127-й артиллерийской морской батареи Черноморского флота.В конце августа 1941 г. решением Военного Совета Черноморского флота, для обеспечения защиты северного входа В Крым, к Керчи и Севастополю было принято решение о создании отдельного артиллерийского дивизиона морских орудий, сформированного из моряков Черноморского флота, в составе 120-го отдельного Чонгарского дивизиона, и находилась батарея 127.
    Я в это время находился на 35-й береговой батарее г. Севастополя, занимая должность секретаря комитета ВЛКСМ, в звании младший политрук.В конце августа, дату сейчас не помню, я был вызван в Политуправление ЧФ, отдел кадров, где получил приказ принять участие в формировании 127-й артбатареи, в качестве комиссара.
    Состав формируемой батарей в основном был из краснофлотцев, старшин и офицеров запаса первой очереди, т.е. только что перед войной отслуживших и демобилизованных.
    В связи с тем, что командир батареи не был назначен в процессе формирования батареи, фактически ею командовал командир огневого взвода младший лейтенант Василий Назарович Ковшов.
    В течение недели мы вместе сформировали личный состав батареи, погрузились в вагоны и начали движение к месту строительства, расположению батареи.
    Дело в том, что командование Черноморского флота решило использовать для защиты Чонгарского моста, Перекопа и Арабатской Стрелки скорострельную морскую артиллерию, показавшую себя в обороне Одессы, как наиболее эффективное оружие в борьбе с танками, мехчастями противника. Было поручено инженерным войскам флота и армии построить батарею на Арабатской Стрелке, установив морские орудия на стационарные основания. Таким образом, батарейные позиции еще строились, а мы должны были прибыть с личным составом и принять ее от строителей В “эксплуатацию”.
    Прибыв на батарейные позиции, мы увидели четыре артиллерийских дворика, в которых были размещены скорострельные морские пушки, полностью оборудованный командный пункт, пункт управления огнем, траншейные переходы и горы орудийных ящиков со снарядами, артпогреба еще не были закончены.
    Вся артиллерийская позиция находилась на песчаном бугре, который назывался Генической Горкой и был единственной возвышенной точкой на Арабатской Стрелке; впереди просматривался город Геническ, строения пионерлагеря, сзади деревушка, а справа и слева Сиваш и Азовское море.Нужно отметить, что мы были в постоянной боевой готовности, но контакта с частями 51-й армии не имели. К 10 сентября на Арабатскую Стрелку, к мосту под г. Геническ, т.е. впереди нас, был переброшен пехотный батальон или рота прикрытия, которая первой должна принять удар противника, фактически прикрыть батарею.
    Особо напряженной стала обстановка к 13-14 сентября, информация о движении наших войск в сторону Геническа и нашу отсутствовала или была противоречива.
    14 сентября ночью я и 5-ть краснофлотцев, используя автомашину “ГАЗ”, провели разведку в г. Геническе, который фактически был оставлен нашими войсками, тогда этого мы не знали. Просто поразила глубокая тишина В городе.Потом было установлено, что 14 сентября 1941 г. войска II-й немецкой армии, 22-я пехотная дивизия, левым флангом подошла к г. Геническу и 15 сентября захватила его . Все это нам стало известно позднее.
    Основные события и действия батарей начались 15 сентября во второй половине дня и продолжались до 17 сентября 1941 г.15 сентября, примерно в середине дня Ковшов позвал меня на КП и говорит “Посмотри (в стереотрубу), кто это движется в сторону пионерлагеря из Геническа, т.е. в сторону батарей. Наши или нет?” Смотрю и вижу, идут автомашины типа наших ЗИС-5, в них сидят бойцы в комбинезонах и пилотках.Едут совершенно спокойно. Мы смотрим все друг на друга и не можем решить. Пока мы размышляли, боевую тревогу все-таки сыграли, все стояли по местам.
    Опять смотрим, видим, автомашины подъехали к зданиям пионерлагеря. Люди спрыгивали, входят в здания, загорается костер. По поведению понять ничего нельзя.
    Представьте себе положение: двое молодых людей, командиров, впервые столкнувшихся с такой ситуацией, вынужденных принимать ответственейшее решение, т.к. за нами вход в Крым, выход на Керченскую военно-морскую базу и, самое главное, мы твердо знали, что до самой Керчи за нами никого НЕТ.
    И вдруг мы видим, едут мотоциклисты в рогатых шлемах, и движутся два или три танка. Все стало на свои места. Будем говорить прямо, мы с Ковшовым прямо обрадовались, это был враг.
    Василий Назарович, посоветовавшись со мной, подал команду: “Первое и второе орудие, прямой наводкой открыть огонь, залпами по зданиям, скоплениям людей, техники пионерлагеря; третье-четвертое орудие, огонь по бакам”, которые виделись с правой стороны Геническа. И тут батарея, ее люди показали себя. Снаряды полетели очередями, пушки были скорострельные и мы увидели, как начали гореть автомашины, взрываться мотоциклы, несколько снарядов попало в домики. В ответ на наш обстрел, по батарее был открыт минометный огонь. Так прошел день 15 сентября.Ночь была тревожной, Ковшов распорядился часть батарейцев выставить в боевое охранение перед Генгоркой.
    Утром 16 сентября начался обстрел батарейных позиций ураганным артогнем из Геническа, минометным – с позиции моста и пионерлагеря. Появились убитые и раненые. Мина взорвалась прямо в дворике первого орудия, два краснофлотца были убиты, половина расчета ранена. Но почти все раненные остались на своих местах.
    Весь день почти не утихал обстрел батарей, на батарее не оставалось клочка земли, не перепаханного миной. Но то ли боевое счастье, то ли правильное расположение позиции, ни одного попадания в снарядные ящики не было. Но все мы были счастливы, видя, что фашисты не продвигаются, не могут идти под нашим огнем.
    Сколько чего мы вывели из строя, мы тогда не считали, да и не до этого было.Ночью на 17 сентября мы отправили раненых в деревню. Напряжение с каждым часом росло, впереди враг, что сзади, с боку мы не знали. Вместе с Ковшовым обошли все позиции, поговорили с людьми, все очень устали, но настроение было боевое.
    Теперь уже можно сказать, собрав коммунистов, я с В. Н. Ковшовым решили, на всякий случай, подготовить батарейные позиции к взрыву, т.е. если сложится обстановка, то врагу не сдавать орудия и, естественно, себя. Все было проделано, везде были заложены толовые шашки, под пушки со снарядами, шнуры были выведены на КП.
    Во второй половине ночи вдруг раздался шум моторов самолетов и на батарею посыпались авиабомбы. Мы растерялись, затем была подана команда – “первое орудие по Геническу огонь”. Было сделано не более 5-ти выстрелов и мы услышали, что шум моторов стал удаляться к г. Геническу и увидели взрывы авиабомб.
    Впоследствии оказалось, что командование флота и армии, получив неправильную информацию о якобы гибели и захвате фашистами 127-й батареи, дало указание отряду МБР-2 Черноморского флота пробомбить позиции, захваченные врагом. Летчики, увидев выстрелы на город, догадались и сбросили бомбы на настоящего врага.
    17 сентября начался ураганный обстрел батарей, двигаться можно было только ползком. Все было покрыто пылью, дымом, слышались стоны раненых. Но батарея стреляла и как стреляла. По скорострельности мы в несколько раз превосходили врага, особенно доставалось фашистам, оказавшимся в пионерлагере. Вдруг мы увидели два или три взрыва, мощных и ярких, загорелись два танка.
    А затем, за большим зданием пионерлагеря, что-то громко ухнуло, взвился столб дыма и огня, и здание начало рушиться. Вероятно, мы попали в склад огнеприпасов. И вдруг, и это при интенсивном обстреле батареи, слышим, на втором орудии закричали: “УРА”. Ковшов бросился к стереотрубе и закричал “уходят”, и мы увидели незабываемую картину: фашисты начали отходить. Тогда мы всеми четырьмя орудиями открыли огонь прямой наводкой по отходящему противнику. Что там было, горели автомобили, мотоциклы. Если бы видели, как “драпают” “хваленые” волки, вы бы испытали ту неукротимую ярость, какую испытали наши краснофлотцы. Обстрел батареи из Геническа продолжался, но Арабатская Стрелка была очищена от врага.18 сентября на батарею прибыл морской отряд Керченской ВМБ .
    Главное было сделано: моряки-артиллеристы 127-й батареи Черноморского флота выстояли в неравном бою, в кровопролитной борьбе с фашистской ордой, отбили все их атаки, и ценой своей жизни, ценой своей крови не отдали врагу ни одной пяди земли Арабатской Стрелки, не пропустили врага в Крым.В этом высокая заслуга краснофлотцев, старшин, офицеров 127-й морской артбатареи Черноморского флота.[1982 р.]Ф.П-3562, оп. 3, спр. 45, арк. 125-133.

Залишити відповідь

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: